Анализ анкетирования Интернет-пользователей, имеющих опыт оn-line-игры

Д.Г. Рыбалтович, С.Г. Григорьев, В.А. Мильчакова

Международный институт резервных возможностей человека;
Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова;
Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, Санкт-Петербург

 

Представлены результаты Интернет-исследования 256 респондентов. Установлено, что оn-line-играм подвержены люди в возрасте (22,9 ± 0,3) года. Детерминантами степени зависимости от оn-line-игры стали среднее время, затрачиваемое респондентом на оn-line-игры ежедневно, наличие опыта игры на платных серверах, отношение к оn-line-игре. Доля респондентов, ответивших, что они тратили реальные деньги во время оn-line-игры, устойчиво увеличивалась с возрастанием степени зависимости. Выявлена устойчивая тенденция снижения доли зависимых в группах респондентов с высоким ежемесячным заработком. С большей вероятностью развивалась зависимость у респондентов, вовлеченных в игру друзьями или коллегами. С развитием степени зависимости, нейтральная оценка оn-line-игры устойчиво снижается, а заметную динамику демонстрирует положительное или отрицательное отношение к игре.

Ключевые слова: Интернет, Интернет-зависимость, оn-line-игры, детерминанты классификации оn-line-игры, оn-line-анкетное исследование.

 

Введение

Система Интернет с каждым днем предлагает все новые услуги и возможности, призванные упростить общение, делопроизводство, ведение бизнеса и целый ряд других благ. Существуя немногим более двух десятилетий, Интернет предоставил человечеству не только ранее не мыслимые услуги, но и породил проблемы, среди которых все чаще упоминаемая интернет-зависимость, в том числе зависимость от игры посредством Интернета, или от онлайн-игры [2, 3, 5–8, 10–13]. Онлайн-игры поражают своим разнообразием. Это игры групповые и индивидуальные, платные и бесплатные, ролевые и коммуникативные, сетевые и локальные и т. д.

В научных и медицинских кругах отсутствует единство в признании природы и последствий зависимости от онлайн-игры. Не нашел этот вид зависимости своего места и в Международной классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем 10-го пересмотра (МКБ-10), из-за малого срока существования этой зависимости и даты последнего пересмотра классификации, которые разошлись во времени. Тем не менее, есть все основания полагать, что зависимость от онлайн-игры следует отнести в V класс МКБ-10, объединяющий «Психические расстройства и расстройства поведения (F00–F99)». Одна из рубрик этого класса «Расстройства привычек и влечений (F63)», содержит подрубрику «Патологическое влечение к азартным играм (F63.0)». Трактовка этого вида расстройства «заключается в частых повторных эпизодах азартной игры, которые доминируют в жизни пациента в ущерб социальным, профессиональным, материальным и семейным ценностям и обязательствам». Такое определение, о нашему мнению, позволяет отнести зависимость от оn-line-игры в подрубрику «Патологические влечения к азартным играм».

Проблемы игровой зависимости находят широкое отражение в статьях авторов журнала [1, 3, 4, 9, 10]. Цель данного исследования – изучить анализ результатов анкетирования Интернет-пользователей, имеющих опыт онлайн-игр.

 

Материал и методы

В качестве инструмента исследования нами использована анкета, в основу которой положен тест на интернет-зависимость К. Янг 1996 г. в адаптации В.А. Лоскутовой (Буровой) [8, 13]. Анкета состоит из двух разделов: 1-й включает вопросы, характеризующие анамнез формирования зависимости от онлайн-игры и социальный статус респондента, 2-й объединяет вопросы (21 вопрос), предназначенные для определения степени выраженности зависимости.

Всего опрошено 256 респондентов. При ответе на предложенные вопросы предлагались следующие варианты (в баллах):

– никогда или крайне редко – 1;
– иногда – 2;
– регулярно – 3;
– часто – 4;
– всегда – 5.

Минимальная сумма оказалась равной 21 баллу, максимальная – 97 баллам. Пытаясь систематизировать данные, полученные нами при анкетном опросе респондентов, хотя бы раз сыгравших в онлайн-игру, мы столкнулись с проблемой отсутствия критериев отнесения игрока к одной из групп с различной степенью зависимости от этой игры.

Из-за отсутствия к настоящему времени общепринятой классификации степени выраженности зависимости от онлайн-игры, нами предложена собственная шкала, основанная на медианном и квартильном делении вариационного ряда. Медиана оказалась равной 38 баллам, нижний квартиль –31 балл, верхний квартиль – 49 баллов. В итоге все респонденты, сумма ответов которых оказалась менее 31 балла, были отнесены в группу с отсутствием зависимости (1-я группа – 66 человек). Респонденты с общей суммой баллов от 31 до 38 составили группу со слабой зависимостью (2-ягруппа – 57 человек), от 38 до 48 – с умеренной зависимостью (3-я группа – 64 человека), от 49 и более – с выраженной зависимостью (4-я группа – 69 человек). Распределение опрошенных респондентов по степени зависимости приведено на рис. 1.

Рис. 1. Распределение респондентов по степени зависимости от онлайн-игры.

Средний возраст респондентов оказался равным (22,9 ± 0,3) года. Самым молодым был 12-летний игрок, самым старшим – 53-летний. 25 % обследованных были в возрасте до 20 лет, 25 % – от 20 до 23 лет, 25 % – от23 до 25 лет и 25 % – 25 лет и старше, то есть 75 % респондентов имели возраст до 25 лет. Средний возраст в 1-й группе составил (22,6 ± 0,5) года, во 2-й – (24,1 ± 0,8) года, в 3-й – (22,1 ± 0,4) года, в 4-й – (22,8 ± 0,6) года. Межгрупповые возрастные различия недостоверны.

Исследуя связь игрового стажа со степенью зависимости от онлайн-игры, удалось выяснить, что из числа респондентов с игровым стажем до 2 лет1/3 опрошенных (33,3 %) оказались не зависимыми от игры (1-я группа), 27,3 % – со слабой степенью зависимости (2-я группа), 21,2 % – с умеренной степенью (3-я группа) и 18,2 % – с выраженной (4-я группа). В группе респондентов со стажем игрового опыта 2 и более года картина не-сколько иная: лица 1-й группы составили только 24,7 %, 4-й группы – 28,2 %, 3-й – 25,7 % и, наконец, 2-й – 21,5 %. Приведенные данные свидетельствуют, что между стажем игровой зависимости и степенью зависимости существует определенная связь, которая показывает, что с увеличением стажа игры увеличивается и степень зависимости.

Сильная (r = 0,73) статистически значимая (p < 0,001) связь выявлена между таким предиктором как среднее время, затрачиваемое респондентом на онлайн-игру ежедневно, и степенью зависимости (рис. 2).

Рис. 2. Распределение респондентов в зависимости от среднего времени, проводимого ими за игрой ежедневно.

В 1-й группе ежедневно проводили за игрой до 2 ч 51 % респондентов, от 2 до 4 ч – 26,8 %, а более 4 ч – всего 14,6 %. В 4-й группе до 2 ч ежедневно играли лишь 9,8 % респондентов, от 2 до 4 ч – 12,2 %, а более4 ч – уже 43,9 %. Во 2-й и 3-й группе опрошенных лиц столь выраженной зависимости не прослеживалось.

Из числа респондентов, которые имели опыт игры на платных серверах, с зависимостью от онлайн-игры оказалось 78,7 %, из числа тех, кто ранее на платных серверах не играл, было достоверно меньше – 64,6 % (p < 0,05).

Доля респондентов, ответивших, что они тратили реальные деньги вовремя онлайн-игры, устойчиво увеличивалась с возрастанием степени зависимости, начиная с 22,2 % в 1-й группе, далее 23,8 % – во 2-й группе 26,5 % – в 3-й группе и 27,5 % – 4-й группе. Однако связь размеров денежных сумм,  которые тратили респонденты с зависимостью от игры и респонденты, отнесенные в группу независимых, с уровнем зависимости не доказана.

Результаты обработки данных о распределении респондентов в социальных группах (табл. 1), в группах семейного положения (табл. 2), в группах, имеющих детей и бездетных (табл. 3), по уровню зависимости от онлайн-игры демонстрируют тот факт, что безработные, домохозяйки, холостые и бездетные респонденты, имея много свободного времени, тратят его бесконтрольно и пополняют когорту зависимых игроков. Сам же социальный статус, как и семейное положение, наличие или отсутствие детей, су-71щественного влияния на развитие зависимости от онлайн-игры не оказывают. Вывод напрашивается другой: наличие возможности транжирить время увеличивает вероятность развития зависимости от онлайн-игры.

 

Таблица 1

Распределение респондентов социальных групп по степеням зависимости от онлайн-игры, n (%)

Социальный статус Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
Учащийся 25 (23,1) 22 (20,4) 26 (24,1) 35 (32,4) 108 (100,0)
Рабочий, служащий 39 (35,5) 29 (24,2) 27 (22,5) 25 (20,8) 120 (100,0)
Руководитель, предприниматель 1 (7,6) 4 (30,8) 4 (30,8) 4 (30,8) 13 (100,0)
Домохозяйка, безработный 1 (6,7) 2 (13,3) 7 (46,7) 5 (33,3) 15 (100,0)
Всего 66 57 64 69 256

 

 

Таблица 2

Распределение респондентов семейного положения по степеням зависимости от онлайн-игры, n (%)

Семейное положение Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
Женат, замужем 11 (29,0) 12 (31,6) 8 (21,0) 7 (18,4) 38 (100,0)
Холост, не замужем 55 (25,2) 45 (20,6) 56 (25,7) 62 (28,5) 218 (100,0)
Всего 66 57 64 69 256

 

 

Таблица 3

Распределение респондентов, имеющих детей и бездетных, по степеням зависимости от онлайн-игры, n (%)

Наличие детей Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
Есть 4 (28,6) 6 (42,9) 3 (21,4) 1 (7,1) 14 (100,0)
Нет 60 (25,2) 50 (21,0) 61 (25,6) 67 (28,2) 238 (100,0)
Всего 66 57 64 69 256

 

Как следует из данных, демонстрирующих связь уровня образования респондентов со степенью зависимости от онлайн-игры (табл. 4), образование не добавляет настороженности по отношению к опасности вовлечения в игровую зависимость.

Таблица 4

Распределение респондентов различных уровней образования по степеням зависимости от онлайн-игры, n (%)

Образование Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
Высшее 27 (28,1) 23 (24,0) 21 (21,9) 25 (26,0) 96 (100,0)
Не полное высшее 23 (26,8) 21 (24,4) 21 (24,4) 21 (24,4) 86 (100,0)
Среднее специальное и среднее 13 (20,3) 12 (18,8) 19 (29,7) 20 (31,2) 64 (100,0)
Не полное среднее 3 (30,0) 1 (10,0) 3 (30,0) 3 (30,0) 10 (100,0)
Всего 66 57 64 69 256

 

Изучая связь уровня ежемесячного дохода опрошенных респондентов со степенью зависимости от онлайн-игры (рис. 3), удалось выявить устойчивую тенденцию снижения доли зависимых (3-я и 4-я группы)с повышением среднемесячного дохода. Так, при среднемесячном доходе, не превышающем 3 тыс. рублей, доля респондентов 3-й и 4-й групп составила 63,6 %. С увеличением суммы дохода доля респондентов 3-й и 4-й группы уменьшалась и у опрошенных лиц с доходом 50 тыс. и более рублей составила всего 36,8 %. Полагаем, что эти респонденты прекращали игру при определенном дефиците свободного времени в связи с напряженной работой.

Рис. 3. Частота умеренной и выраженной степени зависимости от онлайн-игры в группах респондентов с различным уровнем среднемесячного дохода.

Существенным моментом в развитии и становлении зависимости играет источник, из которого респонденты получали первую информацию об онлайн-играх (табл. 5). Роль основного источника такой информации играли друзья и коллеги – в 66 % случаев. Самостоятельно знакомились онлайн-играми 30,5 % опрошенных и 3,5 %

Таблица 5

Распределение респондентов в группах с различными источниками информации об онлайн-играх, n (%)

Источник информации об онлайн-играх Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
Семья 4 (44,5) 1 (11,1) 2 (22,2) 2 (22,2) 9 (100,0)
Друзья, коллеги 40 (23,7) 43 (25,4) 42 (24,8) 44 (26,1) 169 (100,0)
Самостоятельно 22 (28,2) 13 (16,7) 20 (25,6) 23 (29,5) 78 (100,0)
Всего 66 57 64 69 256

 

Если респонденты об онлайн-играх узнавали от членов семьи, то у 44,4 % из них зависимость не развивалась, у 11,1 % развилась зависимость слабой степени и по 22,2 % – умеренной и выраженной. Среди опрошенных, для которых проводниками в онлайн-играх стали друзья и коллеги, картина оказалась менее радужной. 49,1 % из них оказались независимыми или со слабой степенью зависимости, а 50,9 % – с умеренной или выраженной степенью зависимости. Самое неблагополучное развитие зависимости наблюдалось в группе респондентов, которые самостоятельно познакомились с онлайн-играми. 34,9 % из числа этой группы оказались независимыми или с зависимостью слабой степени, 25,6 % – с умеренной степенью и 29,5 % – с выраженной степенью игровой зависимости.

При изучении отношения респондентов к онлайн-играм (рис. 4) выяснилась его значимая связь с уровнем зависимости от игры. С развитием зависимости увеличивается доля респондентов, давших как положительную, так и отрицательную оценку онлайн-играм. Первые находились в эйфории от игры и случающихся выигрышей, а вторые демонстрирую отрицательный опыт, выражающийся в проигрышах. Примечательно, что с развитием зависимости устойчиво уменьшается доля респондентов с нейтральным, равнодушным отношением к игре.

Рис. 4. Распределение респондентов различной степени зависимости по их отношению к онлайн-игре.

Данные, представляющие определенный интерес, получены нами при изучении современного (сегодняшнего) отношения к игре и, в частности, при исследовании вопроса, продолжает ли играть респондент, отнесенный к одной из групп зависимых от онлайн-игры (табл. 6). Игроки с выраженной зависимостью, как и игроки с зависимостью слабой степени, с трудом могут прекратить игру. С наибольшей настойчивостью борются с зависимостью респонденты с умеренной степенью зависимости. Именно этот феномен следует детально исследовать в последующем как особенность проявления зависимости от онлайн-игры, подобной, в общем-то, любой другой игровой зависимости, поскольку при всех других видах зависимости (алкогольная, наркотическая) с увеличением степени зависимости уверенно снижается возможность прерывания зависимости.

Таблица 6

Распределение респондентов в зависимости от того играют ли они в настоящее время, n (%)

Группа Продолжает играть Всего
да нет
2-я 46 (80,7) 11 (19,3) 57 (100,0)
3-я 48 (75,0) 16 (25,0) 64 (100,0)
4-я 57 (82,6) 12 (174) 69 (100,0)
Всего 151 39 190

 

Важным признаком в решении вопроса о степени зависимости от онлайн-игры может служить накопленный ранее игровой стаж (табл. 7). Из числа игроков со стажем игры в анамнезе менее 2 лет преобладают те, кто отнесен в 1-ю или 2-ю группы (63,6 %). Среди игроков, имеющих игровой стаж 2 и более лет, доля таких респондентов существенно ниже и составляет 42,9 %.

Таблица 7

Распределение респондентов в группах с различным стажем онлайн-игр, n (%)

Стаж оn-line-игры Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
До 2 лет 5 (45,4) 2 (18,2) 3 (27,3) 1 (9,1) 11 (100,0)
2 и более лет 9 (21,4) 9 (21,4) 13 (31,0) 11 (26,2) 42 (100,0)
Всего 14 11 16 12 53

 

На рис. 5 продемонстрирована устойчивая тенденция уменьшения доли респондентов, имеющих небольшой игровой стаж, с развитием степени зависимости. Доля таких респондентов в группе без зависимости составляет 35,7 % и снижается до 8,3 % в группе выраженной степени зависимости.

Рис. 5. Распределение респондентов с различными степенями зависимости от онлайн-игры по игровому стажу.

Наряду с другими моментами, мы попытались сравнить распределение по степени тяжести зависимости от онлайн-игры различных профилей специальностей, в частности, гуманитариев и инженерно-технических (ИТ) специалистов. В результате получены данные (рис. 6), которые демонстрируют практически однородную структуру. Незначительные различия укладываются в рамки статистической погрешности (p > 0,05).

Рис. 6. Распределение респондентов различных специальностей по степеням зависимости от онлайн-игры.

Респонденты, которые отметили, что ранее участвовали в азартны хиграх, реже уходили в зависимость онлайн-игры, так как у них пока еще присутствует навык контролировать себя в критических ситуациях (табл. 8).

Таблица 8

Распределение респондентов по степеням игровой зависимости в группах с наличием и отсутствием опыта азартных игр, n (%)

Азартные игры в анамнезе Группа Всего
1-я 2-я 3-я 4-я
Да 16 (40,0) 5 (12,5) 10 (25,0) 9 (22,5) 40 (100,0)
Нет 50 (23,1) 52 (24,1) 54 (25,0) 60 (27,8) 216 (100,0)
Всего 66 57 64 69 256

 

Данные, представленные на рис. 7, демонстрируют ту роль, которую играет увлеченность человека игрой. С увеличением уровня зависимости возрастает доля респондентов, отметивших повышенную увлеченность игрой. Более половины респондентов, не зависимых от игры (51,5 %), отметили повышенную увлеченность игрой. В группах различной степени зависимых доля увлекающихся респондентов существенно возрастает: с 66,7 % 77при легкой степени до 89,1 % при умеренной и 88,4 % при выраженной степени игровой зависимости.

Рис. 7. Распределение респондентов, отметивших в своих ответах высокую увлеченность игрой или ее отсутствие.

Противоположную тенденцию демонстрирует характер связи тяжести зависимости от онлайн-игры и выраженности суицидальных проявлений (рис. 8). С утяжелением степени зависимости возрастает доля респондентов, указавших в своих ответах на наличие суицидальных мыслей. В группе с отсутствием зависимости таких респондентов было 7,6 %, прислабой степени зависимости – 12,5 %, умеренной – 17,2 %, а при выраженной – уже около 1/3 (33,3 %).

Рис. 8. Распределение респондентов, отметивших в своих ответах наличие суицидальных мыслей в анамнезе.

При сравнении степени влияния на развитие зависимости от онлайн-игры таких моментов, как случаи злоупотребления алкоголем и наркотиками (рис. 9), выяснилось, что прием наркотических средств способствует более интенсивному погружению в игровую зависимость. Из числа всех опрошенных респондентов на случаи злоупотребления алкоголем указали25 %, а на злоупотребления наркотиками – 12,3 %. При изучении распределения этих респондентов по степени зависимости от онлайн-игры выяснилось, что доля злоупотребляющих алкоголем в группе независимых респондентов в 2 раза больше, чем злоупотребляющих наркотиками (26,6 и13,9 % , соответственно). В группе со слабой степени зависимости наблюдается противоположная картина: доля респондентов, злоупотребляющих наркотиками, более чем в 2 раза больше доли лиц, злоупотребляющих алкоголем (33,3 и 15,6 % – соответственно). В 4-й группе их доли практически выравниваются и различия находятся в пределах статистической погрешности.

Рис. 9. Распределение респондентов, отметивших в своих ответах наличие в анамнезе алкоголизма или наркомании.

 

Заключение

Из приведенных данных следует, что зависимости от онлайн-игры подвержены люди молодого возраста в среднем (22,9 ± 0,3) года. 75 % из числа опрошенных в возрасте до 25 лет. В нашем исследовании не выявлено зависимости развития стадии зависимости от возраста. Существенное влияние на развитие игровой зависимости оказывает игровой стаж, с увеличением которого утяжеляется степень зависимости.

Статистически значимыми предикторами для определения степени зависимости от онлайн-игры стали среднее время, затрачиваемое респон-79дентом на онлайн-игры ежедневно (p < 0,001), наличие опыта игры на платных серверах (p < 0,05), отношение к онлайн-игре (p < 0,001). Доля респондентов, ответивших, что они тратили реальные деньги во время онлайн-игры, устойчиво увеличивалась с возрастанием степени зависимости.

Показатели социального статуса, семейное положение, образование, специальность, наличие или отсутствие детей существенного влияния на развитие зависимости от онлайн-игры не оказывают. Выявлена устойчивая тенденция снижения доли зависимых в группах респондентов с высоким ежемесячным заработком. Из сказанного следует, что наличие возможности транжирить время увеличивает вероятность развития зависимости от онлайн-игры.

С большей вероятностью развивалась зависимость у респондентов, вовлеченных в игру друзьями или коллегами. С развитием степени зависимости нейтральная оценка онлайн-игры устойчиво снижается, а заметную динамику демонстрирует положительное или отрицательное отношение к игре. Респонденты со слабой и выраженной степенями зависимости с трудом могут прекратить игру. Участие в азартных играх в анамнезе снижает вероятность ухода в зависимость от онлайн-игры, а повышенная увлеченность игрой такую вероятность повышает.

 

Литература

1. Азартная игра – разновидность патологической зависимости и ее лечение методом духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока / Г.И. Григорьев, С.Г. Григорьев, Е.В. Волгушева, Р.В. Мизерене // Вестн. психотерапии. – 2005. – № 13 (18). – С. 130–140.

2. Войскунский А.Г. Актуальные проблемы психологии зависимости от Интернета / А.Г. Войскунский // Психол. журн. – 2004. – № 1. – С. 90–100.

3. Евдокимов В.И. Методические аспекты диагностики развития интернет-зависимости / В.И. Евдокимов, О.В. Литвиненко // Вестн. психотерапии. – 2008. – № 25 (30). – С. 68–74.

4. Евдокимов В.И.  Научно-методические аспекты развития и лечения патологической зависимости от азартных игр / В.И. Евдокимов, В.В. Зайцев // Вестн. психотерапии. – 2007. – № 20 (25). – С. 57–71.

5. Зайцев В.В. Патологическая склонность к азартным играм: методология, распространенность, диагностика и лечение / В.В. Зайцев, В.И. Евдокимов // Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. – 2008. – № 2. – С. 67–74.

6. Козлов В.В. Психология игровой зависимости / В.В. Козлов, А.А. Карпов. – М. : Психотерапия, 2011. – 332 с.

7. Литвиненко О.В. Психологические детерминанты компьютерной игровой зависимости и особенности ее психопрофилактики : автореф. дис. … канд. психол. наук / Литвиненко О.В. [Всерос. центр. экстрен. и радиац. медицины им. А.М. Никифорова МЧС России]. – СПб., 2008. – 20 с.

8. Лоскутова В.А. Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств : автореф. дис. … канд. мед. наук / ЛоскутоваВ.А. [Новосиб. гос. мед. акад.]. – Новосибирск. 2004. – 23 с.

9. Мильчакова В.А. Характеристика больных игроманией, обратившихся за медико-психологической помощью в МИРВЧ / В.А. Мильчакова, Н.В. Советная // Вестн. психотерапии. – 2006. – № 17 (22). – С. 111–120.

10. Рыбалтович Д.Г. Интернет-зависимость: реальная патология или норма развития информационного человечества? / Д.Г. Рыбалтович, В.В. Зайцев // Вестн. психотерапии. – 2011. – № 40 (45). – С. 23–34.

11. Рыбников В.Ю. Распространенность компьютерной игровой зависимости среди населения мегаполиса / В.Ю. Рыбников, О.В. Литвиненко, В.А. Юренкова // Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. – 2008. – № 4. – С. 72–76.

12. Шайдулина А.Ф. Особенности клиники и лечения пациентов с патологической склонностью к азартным играм и компьютерной зависимостью : автореф. дис. … канд. мед. наук / Шайдулина А.Ф. [С.-Петерб. науч.-исслед. психоневрол. ин-т им. В.М. Бехтерева]. – СПб., 2004. – 20 с.

13. Янг К.С. Диагноз – интернет-зависимость / К.С. Янг // Мир Internet. – 2000. – № 2. – С. 24–29.

 

Ссылка для цитирования:

Рыбалтович Д.Г., Григорьев С.Г., Мильчакова В.А. Анализ анкетирования интернет-пользователей, имеющих опыт оn-line-игры // Вестник психотерапии. – 2012. – № 41 (46). – С. 67–80.